13 июля 2015

МЫ НАХОДИМСЯ НА ИНВЕСТИЦИОННОМ ОСТРОВЕ, ОТКУДА ПРАКТИЧЕСКИ НЕКУДА УПЛЫТЬ — УПРАВЛЯЮЩИЙ ДИРЕКТОР ICU

Пока правительство ищет, с какой стороны подойти к пенсионной реформе, что бы все-таки ее осуществить, рынок уже начал готовиться и накапливать мощности, чтобы в ней поучаствовать. Например, в начале месяца инвесткомпания ICU приобрела у Сбербанка КУА-АПФ "Тройка Диалог Украина" компанию, которая входит в тройку лидеров по обслуживанию негосударственных пенсионных фондов. О том, для кого приобреталась компания, а также о том, на чем сегодня можно заработать на украинском рынке и на что делать ставку в будущем, Delo.UA узнавало у управляющего директора ICU Константина Стеценко.

 

Недавно вы заключили договор с украинской дочкой "Сбербанка России" о приобретении "КУА-АПФ "Тройка Диалог Украина". Для кого совершалась эта покупка — для ICU или клиента?

 

Для ICU. Мы являемся крупнейшей в Украине компанией по объему активов публичных фондов под управлением. И эта сделка соответствует нашим планам по наращиванию активов под управлением, о которых мы заявляли еще в начале года.

 

Означает ли это подготовку ICU к пенсионной реформе?

 

Да. Нам интересно поучаствовать во внедрении второго уровня пенсионной системы. Это большой и перспективный проект.

 

Есть ли другие фонды, которые планирует приобрести компания?

 

Мы ведем ряд переговоров по консолидации рынка негосударственных пенсионных фондов.

 

Чем вы сейчас торгуете?

 

У нас всегда был фокус на долговых рынках. Мы также активно размещаем свободную ликвидность на депозитах надежных банков. В тестовом режиме работаем с валютными фьючерсами на "Перспективе" и на Украинской бирже, но объем там небольшой — сотни тысяч долларов. Мы недавно начали работать с этим инструментом, создаем технологию обслуживания корпоративных клиентов и физических лиц. Потенциал этого инструмента огромный. Вопрос в том, когда в нем сможет быть задействовано большее количество участников, потому что пока НБУ не разрешает коммерческим банкам торговать в свою позицию. Валютные фьючерсы — это как раз тот инструмент, который в ближайшие год-два может расширить инструментарий по хеджированию валютного риска.

 

Суверенами еще торгуете?

 

Да, хотя рынок мельчает, количество игроков сокращается, а структура владения ОВГЗ все больше смещается в пользу портфеля НБУ и госбанков. Но это все равно наш базовый инструмент, с которым у нас 95% операций. Локальный долг по рискам для нас абсолютно комфортен, причем как в гривне, так и в валюте. На самом деле, если бы к аукционам Минфина были допущены не только первичные дилеры, рыночный спрос был бы намного выше. Потому что мы видим большое количество валютных авуаров, которые накопились внутри Украины, а также спрос от институциональных инвесторов и банков, готовых инвестировать долларовую ликвидность в государственные ценные бумаги.

 

Если к вам приходит клиент с консервативными взглядами и клиент с более рисковыми взглядами, во что вы порекомендуете вкладываться одному и другому?

 

Комбинация госдолга и депозитов десятка банков, которые можно выбрать по степени надежности и рискованности, — самые надежные инвестиции среди инструментария, который есть в Украине. Хотя, по моему мнению, уже все поняли, что нет безопасных направлений инвестирования в банковскую систему, если мы не говорим о 200 тыс. грн, которые выплачивает Фонд гарантирования вкладов физических лиц.

 

Прежде чем разместить деньги на депозит, мы скрупулезно анализируем отчетность банков, разделяем их на категории по надежности. Есть государственные банки, банки с западным капиталом, российским и украинским — это микс из четырех групп, которые мы можем рассматривать при инвестировании денег клиентов. И еще, конечно, госдолг.

 

Но направлений инвестирования на украинском рынке немного. Можно мигрировать между инструментами, но мы находимся на инвестиционном острове, откуда практически некуда уплыть.

 

 

 

Можете назвать первоклассные банки, по вашему мнению?

 

Нам комфортно с госбанками. Институционально Ощадбанк и Укрэксимбанк сильнее Укргазбанка, но с точки зрения готовности государства поддерживать все три банка они все надежны. Вопрос в том, зачем государству эти три банка (а по факту даже больше), ведь у государства есть доля еще в некоторых банках.

 

Вопрос к Минфину — о стратегии развития госбанков. Должен ли Укрэксимбанк выдавать автокредиты? Должен ли Ощадбанк заниматься экспортно-импортными операциями? Госбанкам нужна специализация, своя ниша…

 

А Укргазбанк нужно продать?

 

Не думаю, что его будет реально продать в ближайшие годы.

 

У госбанков есть собственник — государство, и ему решать, что с ними делать. Вопрос не в количестве банков, а в идеологии, в том, что государство хочет от госбанков. Все что нужно — это определиться: сколько нужно госбанков, как они должны быть капитализированы и что каждый из них делает.

 

А если мы говорим о банках с иностранным капиталом?

 

Их не так много, основные — Райффайзен Банк Аваль, УкрСиббанк, КредиАгриколь, Укрсоцбанк, Ситибанк, ING Банк Украина. В этих банках мы разместили бы собственные деньги, и периодически размещаем. Но ставки, допустим, в УкрСиббанке или КредиАгриколе нас могут не устраивать, так как они достаточно низкие, и на рынке есть возможность заработать больше. Но, опять-таки, все зависит от нашего и клиентского отношения к риску.

 

Есть клиенты, которые готовы держать под 1% в банке с иностранным капиталом, потому что там надежнее и спокойнее. Мы не можем давать долгосрочных рекомендаций по направлениям инвестирования — не бывает таких рекомендаций на три года вперед. Два года назад, например, можно было рекомендовать и в Дельта Банк размещать деньги, но затем ситуация изменилась. Отношение к направлениям инвестирования динамично. Поэтому нужно постоянно находиться в контакте с рынком и клиентами. Локальные клиенты не смотрят дальше трех-шести месяцев, но при стабильной ситуации в стране горизонт инвестирования может удлиниться.

 

У вас не было денег в неплатежеспособных банках?

 

Нет, у нас нет зависших денег в банках. Были проблемы по корпоративным облигациям в 2008-2009 годах, когда произошла череда дефолтов, ухода от ответственности. Сейчас рынка корпоративных облигаций как такового практически нет. Есть только банковские облигации, которые выпускались в небольших количествах и до сих пор находятся в обращении.

 

Чтобы восстановить рынок корпоративных облигаций, прежде всего необходимо защитить права инвесторов. Еще на ранней стадии необходимо выявлять и наказывать за мошенничество как эмитентов, так и собственников-акционеров. Нужно законодательно закрепить защиту прав облигационеров, урегулировать процедуры реструктуризации и дефолта.

 

Нацкомфинуслуг и НКЦБФР уже активно занялись расчисткой рынка от мусорных бумаг, "липовых" инвестсертификатов, а также портфелей институциональных участников, среди которых, прежде всего, страховые компании. Вот Нацкомфинуслуг, например, опубликовала проект распоряжения по размещению страховых резервов — очень прогрессивный документ с точки зрения подхода к инвестированию и набора того класса активов, которые могут находиться в портфелях страховых компаний. Страховой рынок ожидает большая чистка.

 

Депозиты, госдолг... А что еще можно предложить клиенту?

 

Валютные ОВГЗ, которые на вторичном рынке обращаются за гривню. Последний год мы активно ими торговали, они используются как инструмент хеджирования валютных рисков и де-факто — покупки валюты. Если смотреть динамику за последний год, то активно торговались валютные бумаги с ближайшими сроками погашения — две недели, месяц. Большая часть бумаг, которые были в обращении, уже погасилась, а в середине июля погасится один из последних рыночных выпусков бумаг 2015 года. На рынке еще есть несколько траншей с погашением в 2016 году, но в принципе, весь рыночный инструментарий валютных бумаг уже погашен. Рыночных валютных ОВГЗ осталось в обращении миллионов на сто. Очень активно эти бумаги торговалась в период девальвации гривни. Учитывая, что Минфин валютные ОВГЗ гасит, это стало абсолютно легальным способом покупки валюты. К этому инструменту подключились даже те корпоративные клиенты, которые раньше на гособлигации вообще не смотрели.

 

Новым перспективным инструментарием могут стать облигации международных финансовых организаций (МФО). Мы надеемся, что ЕБРР в этом году выйдет на рынок с предложением такого инструмента. Он может выпускать облигации на миллиарды гривень, но думаю, что первый выпуск будет от полумиллиарда до миллиарда гривень.

 

Сегодня кроме локального долга, депозитов, а также перспективы в виде фьючерса и облигаций МФО инструментов на рынке нет. Рынок корпоративных облигаций и акций, по моему мнению, может восстановиться не раньше чем через два-три года. Для этого нужно менять законодательство и инфраструктуру. Единственное, что мы еще можем увидеть в ближайшее время, это допуск бумаг украинских холдингов, таких как МХП, Кернел, Ferrexpo, которые котируются на иностранных биржах. Это качественные инструменты, которые нужно допустить на украинский рынок и дать локальному инвестору возможность ими торговать.

 

 

 

На чем вы сейчас зарабатываете?

 

Как и раньше: на торговле ценными бумагами, брокерских операциях, управлении активами, инвестиционно-банковской деятельности.

 

А как сейчас себя чувствует банк "Авангард"?

 

Работает, там нет сумасшедшего роста, но это успешный проект.

 

Вы не заинтересованы в получении статуса первичного дилера?

 

Нет. Нам скорее интересно будет услышать от Министерства финансов их мнение о том, нужен ли на самом деле институт первичных дилеров в том виде, в котором он существует сегодня. Несколько недель назад был аукцион по валютным ОВГЗ. И кроме первичных дилеров в нем никто не смог принять участие. Мы как инвестор, у которого были деньги, также не смогли принять участие в аукционе.

 

Почему-то Минфину рыночный инвестор не интересен, и не интересен уже достаточно давно.

 

У банка "Авангард" есть средства, размещенные сейчас в депозитных сертификатах НБУ?

 

Да, если мы говорим о еще одном классе активов, то с точки зрения соотношения риск/доходность это самый надежный инструмент. Достаточно много ликвидности банка мы инвестируем в депозитные сертификаты.

 

Нацбанк инициирует размещение трехмесячных сертификатов, вы готовы поучаствовать?

 

Да, все зависит от ставки.

 

И на какую ставку вы готовы?

 

Ставка, которая сейчас предлагается по депозитным сертификатам, на наш взгляд, очень привлекательна. Можно разместить деньги под 26-27% годовых с нулевым риском. Но такой инструмент доступен только коммерческим банкам.

 

Какую ожидаете динамику по ставкам?

 

Сложно давать прогнозы, но, на наш взгляд, уже есть потенциал для снижения как учетной ставки, так и ставки по депозитным сертификатам.

 

Что сейчас приносит компании наибольший доход?

 

Это всегда определенный микс. У нас есть три направления деятельности. И в какой-то период наибольший доход нам приносят брокерские операции, в какой-то — инвестиционно-банковские услуги. А управление активами — это стабильный постоянный бизнес, который приносит комиссию за управление. Именно на этом рынке у нас есть желание расти. Объем нашего украинского фонда облигаций больше 400 млн грн.

 

Что будет с фондом?

 

Мы закроем его по сроку в 2016 году и зарегистрируем новый фонд. Всех клиентов, которые будут готовы инвестировать дальше, будем рады видеть в новом фонде.

 

А что сейчас происходит с НДС-облигациями, они еще живы?

 

Живы. Был транш в 2010 году, он будет гаситься в августе. Бумаги, которые выпускались в прошлом году, торгуются сейчас с доходностью 23-24%. На рынке — дефицит рыночных инструментов, и если будет выпущен очередной транш таких облигаций, они будут востребованы рынком. Мы читали, что Государственная фискальная служба Украины видит 12 млрд грн в качестве возможного нового транша НДС-облигаций.

 

На весь этот объем можно найти спрос, вопрос в цене. На самом деле, в прошлом году не все крупные держатели облигаций их продали, некоторые продолжают держать, хотя спрос на эти инструменты был.

 

Управляет ли ICU активами Григоришина?

 

ICU не управляет активами Григоришина, и нам, к сожалению, этого пока даже никто не предлагал. Хотя идея хорошая. Все наши отношения с Энерджи Стэндарт Групп на сегодняшний день ограничены партнерством в "Винницаоблэнерго", где мы приобрели в начале года 24,99% пакет акций. На данный момент мы заняты согласованием механизмов корпоративного управления в этой компании, которые бы позволили нам, как существенным миноритариям, больше контролировать и влиять на ситуацию. А все наши фонды являются рыночными и база инвесторов в них довольно обширная, варьирующаяся от "белых воротничков" до известных иностранных институциональных инвесторов. Если господин Григоришин примет решение выделить часть своих ликвидных активов для инвестирования в один из наших фондов, мы, безусловно, это рассмотрим.

 

Последний вопрос: насколько вы довольны депозитарной реформой?

 

Мы давно выступаем за создание инфраструктурного холдинга, куда вошел бы Нацдепозитарий, расчетный центр и биржевая площадка. Рынок должен быть консолидирован. С точки зрения акционерного капитала часть холдинга может принадлежать государству, часть — участникам рынка, которые хотят и могут инвестировать, и еще часть — инфраструктурным инвесторам, таким, например, как ЕБРР.

 

Создание такого инфраструктурного холдинга будет способствовать развитию фондового рынка.



Источник: http://delo.ua/finance/my-nahodimsja-na-investicionnom-ostrove-otkuda-prakticheski-neku-300041/ © delo.ua

Другие новости