5 октября 2015

ИНТЕРВЬЮ КОНСТАНТИНА СТЕЦЕНКО ДЛЯ STOCKWORLD.COM.UA: «УЧАСТНИКОВ РЫНКА У НАС МНОГО, А БИЗНЕСА КАК ТАКОВОГО НЕТ»

Управляющий директор группы ICU – об инвестпривлекательности, проектах компании и залоге развития рынка. ...Офис группы ICU находится в одном из наиболее дорогих и даже «имиджевых» бизнес-центров Киева – «Леонардо», а название компании – говорящее и, пожалуй, несколько пафосное. Константин Стеценко, управляющий директор группы «Инвестиционный капитал Украина», при этом прост и открыт в общении, можно сказать, вполне скромен. Он не стесняется говорить о плачевной ситуации с инвестиционным климатом в Украине, но избегает вопросов о сопровождении сделок М&A, которые, по его словам, не находятся в его компетенции. StockWorld.com.ua узнал у него, что сегодня интересует инвесторов, на чем зарабатывает ICU, и что необходимо для того, чтобы фондовый рынок в стране жил и развивался.

 

 

SW: Инвестиционная привлекательность стала в украинской экономической среде одновременно и каким-то священным Граалем, и притчей во языцех и даже именем нарицательным. Все ее ждут, хотят, улучшают, но как-то до конца многим так и не понятно, что с ней делать, как жить. Созвучно этой избитой фразе и название Вашей компании. Что такое инвестпривлекательность для Вас – как для гражданина, инвестбанкира, как Вы ее оцениваете? В Украине фондового рынка практически нет. Константин Стеценко: Можно много говорить об инвестпривлекательности, но начнем с того, что в Украине фондового рынка практически нет. Он работает в ограниченных условиях. А это значит, что инвестиционный климат в стране плохой, права инвесторов не защищены, мало рабочих финансовых инструментов и продуктов для инвесторов. Соответственно, та самая привлекательность – на нуле.

 

 

SW: И как с этим жить?

 

 

КС: Нормально жить :). Как видите, ICU работает, бек-офис занят.

 

 

SW: Если дела обстоят таким образом, что инструментов мало, привлекательность низкая, защиты нет, то что тогда интересует инвесторов? Какие секторы, сегменты, виды вложений? В Украине рынок акций умирает – он находится в стадии «зачистки» от мусора.

 

 

КС: Начнем с класса инвесторов и перечня инструментов. Условно разделим их на локальные и внешние. Начнем с первых. Как уже многие признали, в Украине рынок акций умирает – он находится в стадии «зачистки» от мусора, а, значит, для рыночного инвестора его не существует. Из нынешних инструментов можно говорить о государственном долге, корпоративных облигациях (хотя их и очень мало). Начинается торговля валютными деривативами на пару «доллар - гривна». Считаю, что необходимо предоставить допуск на локальный рынок бумагам украинских холдингов, которые котируются на иностранных биржах, таким как МХП, Кернел, Ferrexpo; но это отдельный мир, который существует где-то там, далеко….. Также необходимо развивать инструменты хеджирования валютных и процентных рисков.

 

 

SW: И все же, что из этого перечня наиболее интересно инвестору? Да и вообще, кто он, инвестор, вкладывающийся в эти инструменты? Банки отдают предпочтение государственным ценным бумагам и депозитным сертификатам НБУ.

 

 

КС: Из локальных инвесторов в Украине работают банки, физические лица, институты совместного инвестирования (ИСИ), негосударственные пенсионные фонды (НПФ), страховые компании. Банки, например, отдают предпочтение государственным ценным бумагам и депозитным сертификатам НБУ, других рыночных инструментов (если не говорить о «мусоре») сейчас в их балансах нет. В перспективе банки могут быть значимым инвестором в корпоративный долговой рынок. Балансы многих страховых компаний, в основном, наполнены мусорными активами. Только небольшая часть рыночных страховщиков инвестирует в ОВГЗ и корпоративные ценные бумаги. Что касается ИСИ и НПФ, то здесь говорить особо не о чем – объемы минимальны, но потенциал их инвестирования, несомненно, есть. Надеемся, что с 2017 года будет запущен второй уровень пенсионной реформы, что даст толчок к формированию класса внутренних инвесторов. Доля физлиц (представлены либо как «вкладчики» в ИСИ, либо как участники НПФ, либо как частные инвесторы) с точки зрения масштаба рынка сейчас незначительна.

 

 

SW: Если вернуться к корпоративному сектору, то можете ли Вы назвать секторальные либо территориальные предпочтения инвесторов?

 

 

КС: В первую очередь, это облигации нескольких банков и государственных компаний – «Укравтодора», «Укрзализныци», а также Киевского городского совета. Собственно, вот и все.

 

 

SW: Таким образом, мы сталкиваемся с двумя взаимосвязанными и взаимовытекающими вопросами – отсутствием эмитентов и, соответственно, инструментов, и отсутствием инвесторов и инвестиций. Логичным видится привлечение, так сказать, иностранных ресурсов. В то же время, постоянно говорится о закрытости международных рынков капитала для украинского фондового рынка. Что необходимо сделать для того, чтобы их если не открыть, то хотя бы приоткрыть?

 

 

КС: Как я уже говорил, мы находимся на нулевой отметке. А это прекрасная возможность и одновременно необходимость поменять все. Мы находимся на нулевой отметке.

 

 

SW: Если все так плохо и, в то же время, турбулентно, то на чем сейчас можно зарабатывать на фондовом рынке? К примеру, какие проекты в работе у ICU?

 

 

КС: Мы активны в том единственно существующем, на наш взгляд, сегменте рынка – государственных ценных бумаг. Мы работаем с долговыми инструментами – так, у нас в управлении находится крупнейший фонд облигаций с активами в размере порядка полумиллиарда гривен. У нас есть большие планы в сегменте управления активами.

 

 

SW: Не так давно вы купили КУА «Тройка Диалог». Вы верите в рынок ИСИ? Возможно, стоит ожидать от ICU других подобных сделок?

 

 

КС: Мы все еще находимся в процессе приобретения. И да, мы верим в рыночное управление активами. Что касается «Тройки», то такие возможности по расширению бизнеса появляются не часто, и мы очень рады, что нам представился такой случай. Это позволит нам полноценно выйти на рынок негосударственного пенсионного обеспечения. Ведь основной актив «Тройки Диалог» – фонд «Эмерит» – является одним из крупнейших негосударственных пенсионных фондов.

 

 

SW: Давайте поговорим о регулировании фондового рынка, лидером этого движения безусловно является Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку. У этого органа в последнее время достаточно много планов и инициатив, главнейшие из которых, как известно, – чистка рынка от фиктивных ценных бумаг и эмитентов, ужесточение правил для участников, в том числе недавние шаги по изменению условий вхождения в листинг и сокращение биржевого сбора с приватизационных сделок. Как Вы относитесь к таким действиям НКЦБФР? Возможно, Вы бы как-то иначе расставили приоритеты для регулятора? В Комиссию пришли люди с рынка, и они не понаслышке знают о его проблемах и задачах.

 

 

КС: Сегодня в Комиссию пришли люди с рынка, и они не понаслышке знают о тех проблемах и задачах, с которыми он сталкивается. Расставление приоритетов – исключительно прерогатива Комиссии, исходя из видения реформ и понимания того, какими ресурсами регулятор располагает.

 

 

SW: Как Вы относитесь к идее НКЦБФР относительно перехода на самофинансирование, точнее, на обеспечение жизнедеятельности за счет поступлений средств от участников рынка?

 

 

КС: Конечно, здравый смысл в этом есть – чиновники должны получать нормальную зарплату, которая соответствует рынку. Существуют, как известно, разные модели финансирования – и из госбюджета, и за счет участников рынка (будь то традиционные налоги или какие-то иные сборы). Все они имеют право на жизнь, и какая из них будет применена, зависит от решения Комиссии и его согласования Кабмином. Как потенциальный плательщик таких возможных взносов «в пользу» регулятора, мы не против такого подхода, но нам, конечно, интересно принять участие в обсуждении критериев, на основании которых и будет рассчитан размер платежей. Что это будет – объем торгов, количество сделок или число сотрудников, место регистрации, цвет кожи, whatever? То есть, прежде чем платить, необходимо понимать, howmuchisthefish, и как будет формироваться бюджет регулятора.

 

 

SW: А, может быть, вообще уместнее говорить о мега-регуляторе? К слову, сейчас расформировуют Национальную комиссию, осуществляющую регулирование рынка финансовых услуг, передавая функции последней Национальному банку Украины и НКЦБФР. Возможно, логичнее объединить все регулирование финансового сектора под крылом Нацбанка? Рынку все равно, откуда государство будет осуществлять функцию регулирования.

 

 

КС: Это тоже возможный путь развития ситуации, особенно с учетом того, что каждый отдельный сегмент финансового рынка в Украине достаточно маленький. По большому счету, рынку все равно, откуда государство будет осуществлять свою функцию – с улицы Московской или улицы Институтской. Главное – чтобы это было профессионально и качественно. В то же время, мы видим сейчас, что у НБУ больше возможностей как раз в части финансирования и оплаты своим сотрудникам рыночного вознаграждения. Благодаря этому ведомство привлекает много классных специалистов, имеющих желание работать на государство и получающих за это достойную компенсацию. По большому счету, хотелось бы этого и для других госорганов, не только для Комиссии.

 

 

SW: И все же, на нынешней волне реформ, что бы Вы посоветовали регулятору? На что еще обратить свое внимание, на чем акцентироваться, на чем усилиться?

 

 

КС: Думаю, что для начала нужно очертить для себя перечень приоритетных для рынка вопросов. Первый – что делать с инструментами, второй – как можно улучшить ситуацию с инвесторами, и третий – как поступить с инфраструктурой? С ОВГЗ ничего делать не нужно, не трогать их руками. Итак, инструменты. Что касается рынка корпоративных облигаций, необходимо принять новый закон об облигациях, который добавит классы инструментов, защитит права инвесторов и пр. – в общем, внедрит все то, что уже давно существует в цивилизованном мире. Стоит также обратить внимание на рынок деривативов – он понемногу развивается, но его тоже нужно упорядочить, в первую очередь, принятием специального законодательного акта. Что касается рынка акций, то он может появиться вновь через три – пять лет, соответственно, здесь необходимо также реализовать определенные шаги – сформировать квалифицированного инвестора, защитить права инвесторов, создать общепринятые правила игры между мажоритариями и миноритариями.

 

 

SW: С инструментами разобрались. Что делать с инвесторами?

 

 

КС: Здесь процесс идет: банковский рынок приводится в порядок, на страховом рынке этот процесс начнется вскоре. ИСИ и НПФ требуют так же законодательных изменений, но они должны быть точечными, косметическими. По большому счету, им нужно просто дать спокойно работать и обеспечить их нормальными инструментами, в которые они смогут инвестировать. Кроме того, актуальным остается вопрос второго уровня пенсионной реформы. По физлицам, думаю, тоже все понятно – необходимо лишь дать им простые и интересные инструменты, защитить их, в том числе от возможного мошенничества.

 

 

SW: Немаловажна и тема инфраструктуры. Действительно ли рынку нужны 300 КУА и 600 – 700 торговцев?

 

 

КС: Давайте для начала зададим себе вопрос: действительно ли рынку нужны 300 КУА и 600 – 700 торговцев? Думаю, что главное – не количество, а качество. Должна произойти консолидация рынка, участники должны стать сильнее. И вопрос здесь лежит в плоскости капитализации участников рынка, их профессиональности и корректного надзора за ними. Что касается Расчетного Центра и Национального Депозитария Украины, то, по нашему мнению, государство должно сохранить контроль над ними и сформировать на их базе инфраструктурный холдинг. Количество бирж в ближайшее время сократится. Недавно принятое Комиссией решение об уменьшении в десять раз биржевого сбора в процессе приватизации, а также борьба регулятора с «мусором» не смогут не отразиться на этом, так как для многих организаторов торговли это было едва ли не единственным источником заработка. Должна произойти консолидация рынка, участники должны стать сильнее.

 

 

SW: Вы почти написали для Комиссии Программу развития рынка…

 

 

КС: Думаю, комиссионеры и так все это знают.

 

 

SW: Может быть, есть какой-то аспект, тема, которые Вы бы хотели осветить, но ни мы, ни другие журналисты у Вас об этом не спрашивают? О рынке, об ICU, об экономике Украины в целом…

 

 

КС: Наверное, мы обсудили все животрепещущие вопросы. Но что особо хочу подчеркнуть. Нам бы хотелось, чтобы фондовый рынок развивался, и участники рынка объединялись в этом процессе. Дабы это было нашим общим интересом. И рынку необходимо консолидироваться, прежде всего, вокруг этой идеи. Есть украинская поговорка: «На два украинца – три гетмана», и для нашего рынка она, к сожалению, актуальна. Все здесь президенты, генеральные директоры, но, если мы хотим, чтобы наш рынок жил и развивался, мы должны поставить перед собой такую цель и работать. А то получается, что участников рынка у нас много, а бизнеса как такового нет.

Подробней: https://www.stockworld.com.ua/ru/news/konstantin-stietsienko
© StockWorld

Другие новости