17 февраля 2020

Михаил Демкив, финансовый аналитик группы ICU

УКРАИНЕ ПРОСТИЛИ ДОЛГ. ПОЧЕМУ ОНА ДОЛЖНА ВОЗВРАЩАТЬ?

Через 15 месяцев Украина заплатит первые несколько десятков миллионов долларов по варрантам 2015 года. Потенциальные выплаты могут составить миллиард или несколько миллиардов долларов в год, если экономика страны будет развиваться активнее.

 

В колонке для «Минфина» финансовый аналитик группы ICU Михаил Демкив предложил оригинальный способ облегчить долговое бремя.

 

Сколько заплатим по варрантам в 2021-м

 

Официальные подсчеты Госстата о росте ВВП в 2019 году – предмет повышенного внимания и власти, и инвесторов. Поскольку прошлый год – первый, который учитывается при определении выплат по VRI (реструктурированным долгам Украины), так называемым варрантам.

 

Инвесторы претендуют на часть реального прироста ВВП, если этот прирост составит более 3% в 2019-2038 годах, а номинальный валовый продукт превысит $125,4 млрд.

 

ВВП-варранты были выпущены в 2015 году на $3,2 млрд – сумму списанных кредиторами еврооблигаций. Также заключенное тогда соглашение о реструктуризации долга общим объемом чуть меньше $20 млрд предусматривало четырехлетнюю отсрочку платежей по основной сумме долга и фиксированные ставки купона по всем бондам.

 

Госстат пока не подвел окончательные итоги 2019 – первого года, по которому могут быть выплаты. Но ориентировочный объем выплат составит $40-80 млн, которые придется заплатить в мае 2021 года.

 

Украина экономила четверть миллиарда. Ежегодно

 

Эта сумма не является вызовом для Минфина. Однако сам факт выплат воспринимается крайне негативно. А реструктуризацию называют едва ли не государственной изменой. Поскольку за пять лет, которые прошли со времен реструктуризации, ощущение необходимости возвращать долг притупилось.

 

Более того, никто уже и не вспомнит, что на эту задолженность не начислялись проценты. При ставке 7,75% годовых, актуальной для 2015 (ставка по всем выпущенным в ходе реструктуризации бондам), это четверть миллиарда долларов в год. Ежегодно. Возможно, такой механизм не является хорошим вариантом в украинских условиях, и лучше было найти альтернативу. Например, вместо списания части долга год или два не начислять проценты. Но легко давать советы, оглядываясь назад.

 

Выплаты по результатам 2019 года действительно мизерные по сравнению с объемом списанного долга и потенциальных процентов, которые бы по нему начислялись. Но речь идет о 2019, когда рост экономики был невысоким. Нам всем бы хотелось, чтобы Украина началасокращать отставание от своих западных соседей. А для этого нужен экономический рост, например, на задекларированные 7% в год.

 

«Слабое звено» реструктуризации

 

Да, если реальный ВВП вырастет настолько в 2021, то выплаты по варрантам за этот год возрастают до $1,6 млрд, а то и больше. До 2026 года действует ограничение – выплаты не могут превышать 1% номинального ВВП, около $1,6 млрд, по моим расчетам. А вот потом ограничение будет снято, и некоторые математические моделирования показывают возможность выплаты уже нескольких миллиардов долларов за год.

 

Не в любой год, а тогда, когда Украина будет значительно прибавлять в экономическом плане. Отсутствие максимального объема выплат является самым слабым звеном в проводимой реструктуризации и подвергается нещадной критике.

 

Но я не встречал пока коллег, которые бы закладывали в свои прогнозы 7% роста экономики, при котором выплаты по варрантам будут значительными. Базовый сценарий развития Украины – это умеренный рост в ближайшие годы, что будет означать незначительный объем выплат и отсутствие их в отдельные годы.

 

Похожего мнения придерживается и фондовый рынок, который оценивает эти инструменты чуть выше номинальной стоимости. Это означает, что инвестор, который получил свои $200 в виде варранта, сейчас может продать их почти за такую же цену, не получая ни копейки процентного дохода за все эти годы.

 

Не самый привлекательный вариант, откровенно говоря. Цена варрантов совсем не отражает опасения, что экономика Украины взлетит, и Минфину придется платить все деньги мира, чтобы рассчитаться. По крайней мере пока не отражает.

 

Что делать с варрантами

 

 В начале 2016 эти инструменты торговались по 30% от номинала и в скорое восстановление не приходилось верить. А финансовые модели того периода предусматривали значительно худшие макропоказатели, такие, как курс или темпы роста экономики. Реальность оказалась куда лучше наших ожиданий. Где-то в три раза лучше, если сравнивать цену варрантов.

 

Как рассчитываться по варрантам, нужно ли их досрочно выкупать или обменивать на облигации с фиксированным доходом? Эти вопросы станут действительно насущными через несколько лет. Возможно, их стоит попробовать начать решать уже сейчас, выплачивая ими высокие премии топ чиновникам и руководителям государственных предприятий. Что может лучше стимулировать работать на развитие страны, как не прямая финансовая выгода от ее экономического роста!

 

______________

 

Автор: Михаил Демкив, финансовый аналитик группы ICU

 

Источник: Минфин 

Другие новости