14 июля 2020

Александр Мартыненко, глава департамента по корпоративному анализу группы ICU

НЕФТЯНОЕ РАЛЛИ ПРОДОЛЖАЕТСЯ: ЧТО ЕЩЕ ЕГО СМОЖЕТ ОСТАНОВИТЬ, ЕСЛИ НЕ КОРОНАВИРУС

В течение последних трех месяцев, цены на нефть марки Brent более чем удвоились - с $20 до $43 за баррель. Такой бурный рост стал возможен благодаря растущему оптимизму участников рынка в отношении восстановления глобального спроса, резкому сокращению объемов добычи, и, как результат, быстрому движению рынка от затоваренности в сторону дефицита.

 

Однако большая часть этого пути до сих пор не пройдена, и рост цен на нефть намного опередил восстановление спроса.

 

Растущие цены помогают нефтяникам наращивать добычу

 

Резкое падение объемов нефтедобычи – один из ключевых факторов, которые подогревают настроения на рынке. Союз стран ОПЕК в мае снизил объемы добычи на 6,3 млн баррелей в день или более чем на 20%. Примкнувшая к ОПЕК Россия, снизила в тот же месяце объемы добычи на 17% или почти на 2 млн бар/день. Более того, резко снизилась добыча других ключевых производителей, особенно производителей сланцевой нефти в США и Канаде, бизнес которых из-за упавших цен на нефть стал убыточным.

 

Но сейчас, когда цены восстановились, многие североамериканские компании готовы возобновить производство, хотя его восстановление к допандемическим уровням маловероятно. Повышение цен также может побудить ОПЕК+ уже на этой неделе принять решение об ослаблении производственных ограничений, а некоторых членов ОПЕК и вовсе наращивать добычу в нарушение существующих квот.

 

Низкий конечный спрос лишает нефтепереработку прибыли

 

В то время как благодаря растущим ценам на нефть финансовое положение нефтедобытчиков улучшается, нефтеперерабатывающий бизнес переживает кризис.

 

Источник дохода нефтепереработки – это разница между ценами на сырую нефть и ценами производимых из нее нефтепродуктов, которую еще называют маржой переработки или крек-спрэдом.

 

По-прежнему низкий спрос потребителей сдерживает рост цен на нефтепродукты, и это уже привело к падению крек-спрэдов до рекордно низких уровней с 2010 года. Маржа европейских НПЗ в течение последних пары месяцев часто уходила в минус. В результате, нефтеперерабатывающие заводы снижают загрузку своих мощностей.

 

Более того, все острее встает вопрос о закрытии наиболее убыточных производств. В конечном счете это должно привести к меньшим закупкам сырой нефти и замедлению роста ее цен.

 

Спрос восстанавливается медленно

 

По свидетельствам участников рынка, летний сезон пока не приносит традиционного роста спроса на нефтепродукты, поскольку количество поездок в летние отпуска в развитых странах остается низким из-за продолжающейся эпидемии.

 

По-прежнему велико количество сотрудников, работающих на дому. Резкое падение экономической активности серьезно ослабило спрос на нефтепродукты в Европе. Особенно пострадало потребление авиационного топлива – аналитики оценивают его снижение до 10-20% от допандемических уровней по сравнению с 90% для моторных топлив.

 

После первоначального восстановления вместе с ослаблением карантина, снижается спрос и в США, где потребляют около 20% мирового объема нефтепродуктов. Эпидемия коронавируса стремительно распространяется в южных штатах, включая лидеров по потреблению моторных топлив - Техас, Флориду и Калифорнию. Быстро растет число ежедневных заражений в странах Латинской Америки.

 

В Китае спрос на нефть уже почти полностью восстановился, однако его нормализации мешают вновь участившиеся вспышки коронавируса. К тому же в первом полугодии, Китай резко наращивал объемы закупок нефти в резервные хранилища. С ростом цен эти закупки также резко пойдут на спад.

 

Рост нефтяных цен на паузе

 

Недавний агрессивный рост цен на нефть явно не соответствует текущему балансу спроса и предложения и заглядывает слишком далеко вперед. Тем не менее, значительное падение цен маловероятно. Для этого понадобятся серьезные потрясения, такие, например, как резкое обострение торгового конфликта между Китаем и США, что маловероятно.

 

Зато по-прежнему существуют риски сбоев нефтяного экспорта из политически нестабильных Африки и Ближнего Востока.

 

В целом же инвесторы и нефтетрейдеры, скорее всего, продолжат ожидать дальнейшего движения рынка к дефициту, полагаясь на то, что даже в случае усиления пандемии, правительства вряд ли пойдут на возобновление жестких ограничительных мер.

 

Помогают ценам на нефть и ожидания по дальнейшему ослаблению доллара на фоне активных стимулирующих мер ФРС и возвращению глобальных инвестиций в более рисковые активы. В результате, более вероятна относительная стабилизация цен на нефть вблизи текущих уровней в течение следующих нескольких месяцев. По-прежнему многое зависит от течения пандемии и скорости восстановления экономик и мобильности населения. Если постепенное восстановление спроса продолжится, к концу года цены на нефть могут закрепиться немного выше уровня в $45/баррель.

 

А в Украине

 

Ситуация на украинском рынке нефтепродуктов во многом сходна с ситуацией на рынке ЕС.

 

Низкий спрос на нефтепродукты также вынудил украинских торговцев взять бремя дорожающей нефти на себя и сократить свои маржи: за март-май цены на дизтопливо и бензин на украинских АЗС в среднем снизились на 12% несмотря на стремительный рост цен на нефть.

 

Но по мере дальнейшего открытия экономики, влияние выросших цен на нефть скоро будет ощущаться и в Украине, и цены на моторные топлива неминуемо пойдут вверх. Также вполне вероятно, что фактор обменного курса сыграет в удорожании украинских нефтепродуктов более значительную роль, чем фактор нефти.

 

________

 

Автор: Александр Мартыненко, глава департамента по корпоративному анализу группы ICU

 

Источник: Liga.net

Другие новости