19 сентября 2014

Управляющий директор группы ICU

КРУПНЕЙШИЕ ПОЛУЧАТЕЛИ НДС-ОБЛИГАЦИЙ ПОКА НЕ ГОТОВЫ ПРОДАВАТЬ ИХ С 20% ДИСКОНТОМ — УПРАВЛЯЮЩИЙ ДИРЕКТОР ГРУППЫ ICU

Вы буквально несколько месяцев назад давали свой прогноз по ожиданиям спроса на НДС-облигации. Что-то поменялось с тех пор?

В июле мы видели нерезидентский спрос на серьезную сумму — $300-400 млн, на тот момент он действительно был. Но когда эти бумаги вышли (первый транш НДС-облигаций), крупные держатели не изъявили желания сразу продать бумаги. Они искали лучшие цены, вспоминали 2010 год, когда на рынке были более низкие дисконты.

В результате нерезиденты, имея спрос на гривневый долг, на локальные ставки, договорились с Министерством финансов и свой спрос удовлетворили не путем покупки НДС-облигаций, а путем выхода на первичный рынок и покупки ОВГЗ у Министерства финансов Украины. То есть, фактически инвестиции в страну зашли.

Какая сумма?

Порядка $200 млн, но это уже была сделка с Министерством финансов.

Почему компании решили придержать бумаги?

Первый транш получили крупные компании, такие как «Арселор», Ferrexpo, Kernel, «ИСД» и Bunge. Они не хотели продавать облигации сразу. К тому же у них были более позитивные ожидания по размеру дисконта.

Вы делали им предложения?

Мы направляли свои предложения на покупку, они их отклонили.

Но при этом все же часть компаний согласились на дисконт в 19-20%?

Да, но это уже сделки локальных инвесторов. И в основном это уже был второй транш НДС-облигаций. Спрос на внутреннем рынке на данные бумаги исчисляется сотнями миллионов гривень. Это не миллиарды, которые ожидали от внешних инвесторов.

Какие у вас ожидания по уровню дисконта?

Он сформировался где-тона уровне 17-20%. Но бумага выпущена, уже накапливается купонный доход, поэтому более корректно говорить в терминах доходности погашения.

Сейчас окно для корпоративных облигаций закрыто. Ставки такие, что нет смысла выходить на внешние рынки с евробондами. Когда ситуация может поменяться?

Сейчас невозможно привлечь капитал, если мы говорим о внешних долговых рынках. Ситуация поменяется, когда в стране закончится война и наладится экономика.

Если говорить о внутреннем рынке облигаций?

Внутренний де-факто тоже закрыт. Мы можем говорить о некоторых корпоративных заемщиках из госсектора.

«Укрзализныця» планирует до конца года выпустить бумаг на 4 млрд грн...

Да, это так. Но я думаю, их купят государственные банки. Это весьма своеобразный рынок — государственные банки выполняют функцию финансирования государственных компаний. Мы не говорим, что его нет, но сложно ожидать прихода рыночных инвесторов, пенсионных фондов, страховых компаний или нерезидентов в этот сегмент рынка на данный момент.

Что нужно, чтобы ситуация изменилась?

Защита прав инвесторов, стабилизация экономики и снижение ставок в целом на рынке. Потому что пока те же НДС-облигации торгуются по ставкам, близким к 20%, корпоративный сектор должен занимать по 25%. Каким должен быть бизнес, чтобы оправдывать эти ставки? Вряд ли такие ставки по силам убыточным пассажирским перевозкам.

Все упирается в макроэкономику?

Мы видим, что сегодня происходит в стране, какие ставки; высокие ожидания по инфляции, курс нацвалюты — все это не создает уверенности для инвесторов. И есть вопросы, которые уже обсуждаются годами — это защита прав инвесторов, защита прав кредиторов, судебная система. Когда кредитор не понимает, сможет ли он вернуть свои деньги или нет, то, наверное, желания инвестировать будет немного.

Какие на рынке есть рецепты решения этой проблемы?

В нашем понимании должен быть принят специальный закон о корпоративных облигациях, который будет соответствовать нормальным мировым практикам с точки зрения защиты прав облигационеров.

В Украине даже ООО имеет право выпускать облигации на сумму, превышающую уровень капитала. Как это вообще соотносится с вопросом защиты прав держателей облигаций?

Могут выпускать облигации ООО, ЧАО, ПАО — все кто угодно. Вопрос в желании или нежелании заемщика платить по долгам. В данном случае форма собственности не играет роли.

Если говорить шире, то есть три вида проблем, связанных с обслуживанием долга. Это в целом макроэкономическая ситуация в стране: война, кризисы, прочие макровещи, которые влияют так или иначе на любой бизнес. Второе — это ошибки конкретного предприятия в построении и реализации бизнес-модели. И третье — это просто мошенничество и желание выводить деньги из бизнеса. Есть разные кейсы, но один кейс не исключает другого. Если бизнес не получился, это не значит, что люди не захотят вывести деньги правдами и неправдами.

В последние годы сложилась практика, когда ОВГЗ выкупались не столько рыночным способом, сколько государственными банками поддерживалось финансирование бюджета. Сейчас как-то ситуация поменялась, появился ли какой-то спрос на государственные бумаги, и кто этот спрос создает?

Опять же, я упоминал о сделке, которая была проведена недавно с участием иностранного инвестора. Это была реальная инвестиция, реальные деньги в бюджет от абсолютно рыночного иностранного инвестора. Заходили реальные деньги от абсолютно реальных нерезидентов. К тому же мы видим спрос от институциональных инвесторов — это страховые компании, негосударственные пенсионные фонды, торговцы ценными бумагами — те, кто формирует спрос и приобретает бумаги на первичном рынке Министерства финансов. На сегодня Министерство финансов платит рыночные ставки, соответственно инвесторы, у кого есть средства, их размещают. Первичный рынок в моем понимании стал более живой.

Что должно измениться в стране для того, чтобы рыночная часть спроса увеличилась?

Должна стабилизироваться ситуация. Потому что риск-менеджмент и руководство многих банков просто не открывают лимиты на новые сделки. Должен прекратиться отток вкладов из банковской системы. При стабилизации ситуации в стране можно ожидать прихода большего количества иностранных инвесторов на этот рынок.

Недавно разгорелся скандал относительно сделки ICU по ОВГЗ с «Брокбизнесбанком». Были обвинения, что компания принимала участие в фиктивной сделке. Хотелось бы узнать, что же на самом деле происходило?

Условия конфиденциальности и бизнес-этика не позволяют нам комментировать отдельные сделки. ICU на сегодня является крупнейшим брокером и оператором рынка ОВГЗ.

Однако какая ответственность торговца при проведении сделок?

Торговец может проводить брокерскую или дилерскую деятельность в рамках, установленных Комиссией по ценным бумагам.

Торговец может заблокировать сделку по поручению своего клиента на каких-то основаниях?

Перечень этих оснований достаточно определенный. Во-первых, ценовые условия могут не соответствовать рынку. Во-вторых, торговец может не принять клиента на обслуживание в случае отсутствия документов по финансовому мониторингу и так далее. Но если клиент принес заявку и эта заявка может быть исполнена в рынке, она исполняется.

Сделка с «Брокбизнесбанком» у вас не вызывала сомнения?

Как говорил ранее, мы отдельные сделки не комментируем.

Хорошо, перейдем к другой теме. Многие ваши операции проводятся сейчас именно через «Перспективу». Почему через эту биржу?

Мы, как компания, являемся потребителем разного вида услуг — бухгалтерских, аудиторских, юридических и биржевых в том числе. Биржа «Перспектива» в нашем понимании нас обслуживает лучше всего, поэтому мы там проводим большинство наших операций. Но в целом мы проводим сделки на «Перспективе», на ПФТС, на «Украинской бирже».

Почему больше на «Перспективе»?

Есть ряд качеств этой биржи, которые нас очень устраивают — это удобство, оперативность, скорость плюс пожелание клиента. При этом если клиент хочет, чтобы сделка была проведена на ПФТС или на «Украинской бирже», мы проведем ее там.

Уже почти год, как прошла депозитарная реформа. Как вы считаете, пошла ли реформа на пользу и стоит ли отдавать Нацдепозитарию расчетные функции? Способствовало ли это облегчению ведения сделок на рынке ценных бумаг?

Облегчению ведения сделок на рынке ценных бумаг способствовал старт работы Расчетного центра, после которого мы увидели увеличение объема сделок на рынке, прежде всего государственных ценных бумаг. Но в нашем понимании реформа еще не закончена, есть достаточно много вопросов, которые нужно решать совместно с Национальным депозитарием, с Расчетным центром и с биржами. Это скорость, технологичность расчетов, введение новых видов услуг, которые могут предоставлять Национальный депозитарий Украины вместе с Расчетным центром. Есть еще много того, что нужно сделать с точки зрения улучшения инфраструктуры фондового рынка, в том числе в депозитарии.

В прошлом году вы купили банк «Авангард», на который переориентировали часть бизнеса с ценными бумагами.

Не переориентировали, а просто расширили свою линейку.

Чем услуги банка отличаются от услуг ICU?

Банк занимается коммерческой банковской деятельностью в виде той бизнес-модели, которую мы выбрали. Это казначейский банк. Это обслуживание наших корпоративных клиентов, операции на межбанковском рынке, операции на валютном рынке, операции с ценными бумагами.

Раньше мы не могли для корпоративного клиента предоставить услуги по валютообменным операциям, мы не могли принимать депозиты от своих корпоративных клиентов, соответственно мы не могли быть участниками межбанковского рынка.

Как вы оцениваете эффективность покупки банка? Есть ли уже какие-то результаты?

Результаты будем подводить по итогам этого года. Но банк прибыльный, мы довольны этой инвестицией.

Когда банк покупался, было желание получить статус первичного дилера на рынке ОВГЗ...

Мы сейчас не видим необходимости в получении статуса первичного дилера. Эта услуга не так дорого стоит, поэтому на ней сложно зарабатывать.

Что поменялось в ICU после ухода Валерии Гонтаревой?

Мы гордимся, что Валерия приняла такой большой вызов в своей жизни и возглавила Национальный банк. Но мы строили бизнес изначально как диверсифицированный и системный, поэтому компания как работала, так и работает.

Вы владеете пенсионным фондом «Династия», какие у него перспективы и кто за него сейчас отвечает?

За пенсионный фонд «Династия» отвечает компания по управлению активами. Скорее, для нас это было вхождение в этот рынок в ожидании перспектив пенсионной реформы, развития негосударственного пенсионного обеспечения. Пока активы фонда незначительные.

Что к концу года стоит ожидать на рынке?

Я думаю, что на рынке будет затишье. Мы не ожидаем какого-то количества новых выпусков. Это, скорее, работа с существующими выпусками, существующими компаниями.

Источник: delo.ua

Другие новости