5 августа 2020

Сергей Николайчук, глава департамента макроэкономических исследований группы ICU

5% ИНФЛЯЦИИ — НЕ СЛИШКОМ ЛИ МНОГО ДЛЯ УКРАИНЫ?

В июле 2018 Совет НБУ в Стратегии монетарной политики утвердил среднесрочную инфляционную цель на уровне 5% и задекларировал, что эта цель «может быть пересмотрена только в сторону понижения при условии снижения волатильности обменного курса гривни и изменения относительных цен и ослабления эффектов конвергенции экономики Украины до уровня стран — основных торговых партнеров».

 

Напомню, что впервые эту среднесрочную цель в 5% и ее достижение в 2019 году утвердило Правление НБУ в августе 2015 года в проекте Основных принципов, который по своей сути стал первой Стратегией обновленной монетарной политики НБУ на основе инфляционного таргетирования. Тогда, 5 лет назад, когда инфляция превышала 50%, это выглядело очень амбициозной целью. Но, как видим, эта цель была Нацбанком достигнута в прошлом году и даже немного перевыполнена в первой половине этого года.

 

Однако, инфляционная цель на уровне 5% является одной из самых высоких в мире, больше среди 39 стран с режимом инфляционного таргетирования имеет только Гана (8%). При этом многие страны начинали свой путь инфляционного таргетирования со значительно более высокими целевыми показателями, Украина здесь не является исключением — первая цель на 2016 год составила 12%.

 

По мере приобретения опыта управления инфляционными процессами центральные банки снижали свои целевые ориентиры, справедливо считая, что каждый дополнительный процент инфляции — это зло для экономики, с которым следует бороться. Но по ряду факторов снижение инфляционной цели до 0 не является оптимальным, поэтому инфляционная цель устанавливалась на минимально возможном уровне — 2%. Сегодня такую цель имеют 11 банков. Кстати, 2 главных центральных банка мира, хоть и не являются классическими инфляционными таргетерами, придерживаются очень похожей стратегии: цель по инфляции ФРС — 2%, ЕЦБ — немного ниже 2%.

 

У центральных банков стран с развивающимися рынками, цели обычно несколько выше — от 3 до 5%. Причины для этого схожи с теми, которые принимал во внимание НБУ как в 2015 году, так и в последующие годы — это 1) большая макроэкономическая волатильность, 2) большое изменение относительных цен, усложняющее управление инфляционными процессами, 3) приближение цен к странам в основных торговых партнерах.

 

И хотя эти факторы остаются весомыми, их относительная мощность существенно ослабла по сравнению с 2015 годом.

 

Например, макроэкономическая волатильность с момента внедрения инфляционного таргетирования существенно снизилась по сравнению с предыдущими годами. С одной стороны, цикличные колебания экономики в условиях активной монетарной политики и плавающего обменного курса естественно существенно ниже. И даже стремительное падение ВВП в этом году кардинально не отличается от средних показателей соседних и сравнительных стран в отличие от 2009 года.

 

С другой стороны, возросла способность НБУ управлять инфляционными процессами и инфляционными ожиданиями. Так, инфляционные ожидания за последний месяц по понятным причинам несколько ухудшились. В частности, теперь население предполагает, что цены за следующие 12 месяцев вырастут на 7.3%, хотя до этого пару месяцев ожидания были ниже 5%. Предприятия прогнозируют 7% инфляции, а в I квартале — чуть больше 5%. Инфляционные ожидания финансовых аналитиков и банков до сих пор ниже 6%. В общем ожидания не сильно оторвались от инфляционного таргета НБУ — 5%.

 

Частично управление инфляцией Нацбанком облегчилось тем, что прошел основной этап приведения административно регулируемых цен к рыночному уровню. Это был один из весомых факторов, который закладывался в траекторию снижения инфляционных целей в 2015 году. Хотя не все вопросы еще сняты, в том числе цены на электроэнергию для населения пока существенно превышают себестоимость ее производства и субсидируются высокими ценами для промышленности, будущие изменения относительных цен с высокой вероятностью будут существенно ниже, чем в предыдущие годы.

 

Кроме того, за последние 5 лет реальный эффективный обменный курс гривни существенно укрепился — на 23%. А это значит, что цены в Украине значительно приблизились к соответствующим ценам в странах — торговых партнерах. И хотя потенциал для дальнейшей конвергенции остается (в среднем цены в Украине все еще ниже), он уже намного ниже, чем в 2015 году.

 

Учитывая эти факторы, Совету НБУ уже стоит задуматься о снижении оптимального уровня инфляции в Украине и соответствующей инфляционной цели. Ведь более низкая инфляция будет способствовать и достижению задачи президента — опустить ставки по кредитам, в том числе по ипотечным, ниже 10%.

 

________

 

Автор: Сергей Николайчук, глава департамента макроэкономических исследований группы ICU

 

Источник: НВ.Бизнес

Другие новости